Abstract and keywords
Abstract (English):
V rezul'tate izmeneniya klimata, stadiynoy degradacii poslednego oledeneniya, evstaticheskogo pod'ema urovnya Mirovogo okeana, glyacioizostaticheskogo vozdymaniya Baltiyskogo schita, neotektonicheskih dvizheniy akvatoriya sovremennogo Baltiyskogo morya proshla neskol'ko etapov razvitiya v golocene. V hode volnovoy i rechnoy pererabotki bol'shogo kolichestva svobodnogo oblomochnogo materiala lednikovogo proishozhdeniya v predelah beregovoy zony paleovodoemov obrazovyvalis' shozhie akkumulyativnye formy (beregovye valy, kosy, plyazhi, dyuny), v nastoyaschee vremya prakticheski vyvedennye iz zony aktivnogo vetrovolnovogo vozdeystviya. Sovremennaya beregovaya zona unasledovala obschie cherty razvitiya rayona i harakterizuetsya shozhimi processami. Reliktovye pribrezhno-morskie formy otlichayutsya morfologicheskimi parametrami i znachitel'no prevyshayut sovremennye. Sostavlennaya baza geodannyh, vklyuchayuschaya v sebya bolee 200 datirovok iz opublikovannyh statey i sbornikov (geologicheskie stancii probootbora, razrezy, skvazhiny i opisaniya obnazheniy) pozvolila opredelit' vozrast ih obrazovaniya. Analiz osobennostey formirovaniya, granulometricheskih harakteristik i morfometrii beregovyh form dal predposylki dlya sozdaniya subregional'nyh kriteriev geneticheskoy interpretacii akkumulyativnyh obrazovaniy.

Keywords:
coastal accumulative forms of the coastal-marine sediments, Holocene, grain-size
Text
На территории восточной части Финского залива выделяются более десятка серий прибрежно-морских аккумулятивных форм - береговых баров, валов, кос и дюн. Особенности геоморфологического строения микрорегионов, осложненных аккумулятивными формами, являются одной из характеристик береговых морфосистем (БМС), выделяемых в пределах восточной части Финского залива [1; 5]. В голоцене наибольшую площадь занимало Анциловое озеро, в береговую зону которого попадало значительное количество свободного песчаного материала как результат размыва флювиогляциальных образований, широко развитых в регионе. Более позднее Литориновое море занимало меньшую площадь и только частично достигало тех же высотных отметок с абразионными уступами, что и Анциловое озеро. В результате переработки анциловых отложений и частично флювиогляциальных образований были сформированы приморские аккумулятивные равнины, ограниченные на суше Литориновым уступом. Анализ аккумулятивных форм восточной части Финского залива показал большое их разнообразие. Наиболее обширно они представлены в БМС, территориально включающие в себя оз. Высокинское и Ермиловский залив (береговая морфосистема I), Курортный район г. Санкт-Петербурга (береговая морфосистема IIIа и IIIб), пос. Большая Ижора и Лебяжье (береговая морфосистема VI) и Нарвско-Лужское междуречье (береговые морфосистемы VIII и IX). Использование базы геохронологических данных о возрасте прибрежно-морских отложений и данных об археологических памятниках эпохи раннего неолита и металла, приуроченных к берегам 98 палеоводоемов, позволили предположить возраст береговых форм и детализировать представления о положении древних береговых линии. Для анализа использовалась цифровая модель рельефа, составленная на основе оцифровки топографических карт 1:50000 масштаба, геоморфологическая карта и карта четвертичных отложений масштаба 1:200 000 [3]. К береговой линии Анцилового водоема, отложения которого выходят на дневную поверхность преимущественно в западной части района, приурочены береговые формы, развитые на участках протяженностью до 2-2,5 км, их относительное превышение составляет до 3 м, расстояние между гребнями форм (кос, валов) до 100 м. Береговые аккумулятивные формы Литоринового моря встречаются в рельефе очень часто, на выровненных участках берега где протяженность береговых форм могла достигать 4 км, при этом, она включала в себя до 4 валов высотой до 2 м, шириной 20-30 м. В современной береговой зоне развиты преимущественно небольшие формы на участках берега протяженностью до 300 м, относительным превышением 1-1,5 м. Помимо видимого различия в морфометрических параметрах были отмечены закономерные отличия гранулометрического состава отложений, слагающих аккумулятивные формы. Для выявления таких закономерностей были использованы различные подходы к генетической интерпретации результатов гранулометрического анализа [2; 4; 6 и др.]. Было отмечено сходство эмпирических полигонов распределения (ЭПР) и соотношения таких параметров как диаметр грубозернистой фракции (1%-квантиль в мкм) и медианный диаметр (в мкм) отложений нескольких групп: современных подводных валов и серии реликтовых валов побережья Нарвского залива, а также реликтовых валов Курортного района (пос. Серово и Комарово) и современных пляжевых отложений (Рис. 1). Применение данных методов гранулометрического анализа в региональном аспекте позволяет сделать некоторые заключения об этапах эволюции описываемых участках береговой зоны. Так, реликтовые валы Курортного района могут иметь схожие характеристики с пляжевыми отложениями (сравнение ЭПР и С-Md диаграмм) в случае медленного понижения уровня моря, когда подводные валы имели возможность мигрировать к берегу, переходя в форму берегового бара и подвергаться соответствующим экзогенным процессам - накопление материала, его перераспределение и перевевание. Развитие реликтовых валов Нарвского залива, напротив, вероятно не осуществлялось в соответствии с полным механизмом эволюции береговой зоны, уровень моря стремительно понижался, валы выводились из зоны ветро-волнового воздействия и сохраняли характеристики, присущие первоначальным подводным валам. Таким образом, по данным динамической интерпретации гранулометрического состава было установлено, что для разных участков береговой зоны восточной части Финского залива характерны разные темпы развития береговых форм рельефа в ходе колебания уровня моря в голоцене, что обусловлено индивидуальностью трансформаций геометрии каждой БМС (ширины уклона подводного склона, экспозиции берега, его расчлененности), и соответствующим различием в интенсивности и направленности литодинамических процессов Анализ базы геоданных и сбор материалов выполнен в рамках проекта РНФ №17-77-20041. Лабораторные анализы и аналитические исследования выполнены при поддержке проекта РФФИ № 17- 35-5007.
References

1. Ignatov E.I. Beregovye morfosistemy. M.: Madzhenta, 2004. 351 s.

2. Kotel'nikov B.N. Rekonstrukciya genezisa peskov: Granulometricheskiy sostav i analiz empiricheskih poligonov raspredeleniya. L., 1989. 132 s.

3. Krasnov I.I., Malahovskiy D.B., Spiridonov M.A. Geologicheskaya karta chetvertichnyh otlozheniy (2 lista) masshtaba 1:200 000. Redaktor Malahovskiy D.B, 1995 g. (rukopis').

4. Ruhin L.B. Granulometricheskiy metod izucheniya peskov. Leningrad, 1947. 211 s.

5. Ryabchuk D.V., Sivkov V.V., Sergeev A.Yu., Zhamoyda V.A., Chubarenko B.V. Morfolitodinamicheskie sistemy rossiyskogo sektora Baltiyskogo morya - struktura, mehanizmy funkcionirovaniya, sovremennoe sostoyanie // Geologiya morey i okeanov: Materialy XXII Mezhdunarodnoy nauchnoy konferencii (Shkoly) po morskoy geologii. T. V. - M.: IO RAN, 2017. C. 215-219.

6. Passega R. Grain size representation by CM patterns as a geologic tool // Journal of Sedimentary Research, 1964, 34 (4). Pp. 830-847