Abstract and keywords
Abstract (English):
Rassmatrivaetsya geologo-geomorfologicheskoe polozhenie i facial'nye usloviya nakopleniya tolsch peschanyh nanosov primorskih nizmennostey morey - Laptevyh i Vostochno-Sibirskogo, a takzhe nizmennyh akkumulyativnyh ravnin Severnoy i Central'noy Yakutii. Ustanovleno, chto ih genezis sopryazhen s morskim transgressivno-regressivnym ciklom. Privodyatsya novye geomorfologicheskie, geohronologicheskie i paleogeograficheskie svidetel'stva o edinom vremennom koridore aktivizacii flyuvial'nyh processov v Severnoy Azii i Severnoy Amerike v pozdnem neopleystocene. Eti processy ohvatyvali ne tol'ko poberezh'e Severnogo Ledovitogo okeana i nizmennye ravniny Severnoy i Central'noy Yakutii, no i vodoemy Central'noy Azii, v chastnosti basseyn vysokogornogo ozera Issyk-Kul'. Zdes', kak i na poberezh'e vostochno-arkticheskih morey, vsled za povysheniem urovnya vodoema nablyudalos' posledovatel'noe cheredovanie ciklov sedimentacii - ot basseynovogo namyva bar'ernyh akkumulyativnyh form v vide peresypey, petlevidnyh kos i barov - do nakopleniya za etimi akkumulyativnymi obrazovaniyami lagunno-ozerno-bolotnyh faciy formirovanie kotoryh na Issyk-Kule v otlichie ot shirot Yakutii, ne soprovozhdalos' lish' otlozheniem ledovogo kompleksa. Hronologicheskie ramki flyuvial'nogo cikla, sudya po radiouglerodnym opredeleniyam i OSL-datam issledovannyh otlozheniy, ohvatyvali period: ot 27-29 do 10 tys. l.n.

Keywords:
transgression, bar, spit, lagoon, sedimentation, coastal zone
Text
Вопрос о ледниковых экспансиях и обширных затоплениях суши в плейстоцене является ключевым для разгадки закономерностей временной изменчивости климата и истории ландшафтов. Исследование геолого-геоморфологического положения и возраста толщ песчаных наносов приморских низменностей морей - Лаптевых и Восточно-Сибирского, а также низменных аккумулятивных равнин Северной и Центральной Якутии показал, что их генезис сопряжен с морским трансгрессивно-регрессивным циклом [1, 2]. Вскрываются новые геоморфологические, геохронологические и палеогеографические свидетельства о едином временном коридоре активизации флювиальных и береговых процессов в Северной Азии и Северной Америке в позднем неоплейстоцене и голоцене. Установлено, что история плейстоцена и голоцена побережий восточно-арктических морей как и внутриконтинентальных низменных равнин Якутии тесным образом перекликается с историей крупнейших горноледниковых систем Евразии и Северной Америки - Тянь-Шаня, Алтая, Скалистых гор… Сопоставление дат трансгрессии водоемов, накопления озерных отложений, формирования речных террас и надвигания ледников показало высокий уровень согласованности большинства установленных событий в позднем неоплейстоцене и голоцене [1, 2]. Главные вехи верхнего плейстоцена мы относим к хронологическим рубежам чуть более 40-42 тыс. лет, 27 - 29 тыс. лет и 10 тыс. лет назад. Похоже, что с этими рубежами связаны крупные перестройки климатической системы планеты, обуславливавшие возникновение и развитие влажных климатических фаз, способствовавших усилению как гляциальной, так и флювиальной активности. Очень похоже, что выявленная периодичность наряду с ритмом Миланковича продолжительностью в 40700-лет подчинена и так называемому прецессионному циклу обуславливающему максимальное приближение/удаление полушарий Земли относительно Солнца чередующиеся каждые 11-13 тыс. лет. С первым периодом связано отложение песков и зарождение тукулана Кысыл-Сырский в долине р. Вилюя. На него же приходится зарождение торфяников в Скалистых горах, коррелирующееся с последней стадией оледенения Скалистых гор - булл-лейк, а также начало накопления торфа в Ишимском торфянике в Западной Сибири. Второй период (27-29 тыс. лет) проявился в образовании террасового галечника с раковинами моллюсков перекрывающего озерные слои позднебуллейского времени в Скалистых горах, а также алевритов в Южном Альберте (Канада), залегающих под мореной последнего оледенения и на более древней морене, возраст которой считают ранневисконсинским. К этому хронологическому рубежу относится и время формирования Бестяхской террасы реки Лены с высотой бровки 45 м, сложенной флювиальными песками, а также накопление прослоев детрита в отложениях Кысыл-Сырского тукулана, накопление озерных отложений в Чуйской впадине на Алтае и намыв верхнеплейстоценовой Николаевской террасы озера Иссык-Куль. На Иссык-Куле, как и на побережье восточно-арктических морей - Лаптевых и Восточно-Сибирского вслед за повышением уровня водоема наблюдалось последовательное чередование циклов седиментации - от бассейнового намыва барьерных аккумулятивных форм в виде пересыпей, петлевидных кос и баров - до накопления за этими аккумулятивными образованиями лагунно-озерно-болотных фаций формирование которых на Иссык-Куле в отличие от широт Якутии, не сопровождалось лишь отложением ледового комплекса. Хронологические рамки этого субпланетарногофлювиального цикла, судя по радиоуглеродным определениям и OSL-датам исследованных отложений, охватывали период: от 27- 29 до 10 тыс. л.н. В голоцене на фоне распада ледников последнего оледенения природные процессы были подчинены широко известному 1850-летнему ритму А.В. Шнитникова. К наиболее важным вехам этого периода можно отнести временные интервалы, близкие к 8 и 10 тыс. лет назад -времени формирования первой и второй надпойменных террас реки Лена, хорошо развитых в районе г. Якутска. В это же время происходило накопление горизонтов рассеянной органики в песках Кысыл-Сырского тукулана и ледниковых подвижек в горах Тянь-Шаня. Еще одна дата - около 2 тыс. л.н. - объединяет ледниковые подвижки на Тянь-Шане и, 10-15-метровый подъем уровня Лены в районе ее устья с накоплением там же толщ прислоненных песков мощностью в 53 м, а также накопление органических прослоев в песчаные отложения Кы- 135 сыл-Сырского тукулана. Четкая хронологическая связь выявлена и между периодами почвообразования и накопления органики в Кысыл-Сырском обнажении и стадиальными подвижками ледников, проявившимися на Тянь-Шане около 4 и 6 тыс. л.н. Наиболее молодая - самая последняя стадия оледенения - Фернау проявившаяся в надвигании ледников практически во всех горноледниковых районах мира - нашла отражение не только на предпольях горных ледников, в виде свежей морены оконтуривающей языки современных глетчеров, но и в песчаных толщах Кысыл-Сырского тукулана, а также в отложениях современной поймы р. Вилюя. В целом в голоцене, история которого изучена более подробно, в динамике флювиальных и ледниковых процессов определенную роль, наряду с 40700-летним ритмом М. Миланковича, играл 1850-летний ритм А.В. Шнитникова [3]
References

1. Pomorcev O.A., Bol'shiyanov D.Yu., Pomorceva A.A. Pravkin S.A. Rozhin S.S. Transgressivno-regressivnye cikly vostochno-arkticheskih morey i usloviya osadkonakopleniya v zone ih vliyaniya // Sovremennyy uchenyy. 2017. №7. - S. 34-40.

2. Pomorcev O.A., Bol'shiyanov D.Yu., Popov V.F., Pravkin S.A. K probleme morskih transgressiy i obstanovok osadkonakopleniya v Central'noy i Severnoy Yakutii v neopleystocene //Vestnik Severo-Vostochnogo federal'nogo universiteta im. M.K. Ammosova, №4 (60) 2017. - S. 5-13.

3. Shnitnikov A.V. Izmenchivost' obschey uvlazhnennosti materikov Severnogo polushariya. - Zap. GO SSSR, novaya seriya. - M-L., 1957. - T. 16. - 337 s.