Abstract and keywords
Abstract (English):
Rassmatrivaetsya specifika morskih poberezhiy s poziciy kompleksnogo monitoringa okruzhayuschey sredy kak obyazatel'noy sostavlyayuschey kompleksnogo upravleniya pribrezhnymi zonami (KUPZ). Zdes' neobhodimo soglasovanie trebovaniy k organizacii nazemnyh i morskih gidrometeorologicheskih nablyudeniy, kontrolyu zagryazneniya vozduha, presnyh i morskih vod, donnyh osadkov, provedeniyu biologicheskih nablyudeniy, sboru dannyh o pribrezhnoy i morskoy hozyaystvennoy deyatel'nosti. Vozmozhnosti distancionnogo zondirovaniya ogranicheny vsledstvie slozhnoy morfometrii poberezhiy, obostreniya atmosfernyh gradientov, neobhodimosti tochnoy privyazki dannyh v prostranstve i vremeni. V deystvuyuschih sistemah monitoringa mnogie zadachi reshayutsya neudovletvoritel'no: nedostatochna (inogda izbytochna) plotnost' nablyudeniy, ne vyderzhivaetsya povtornost' nablyudeniy, slabo soglasovany tematicheskie i regional'nye podsistemy monitoringa, otsutstvuyut reglamenty dostupa k informacii. Dany rekomendacii po optimizacii monitoringa dlya pribrezhnoy zony Barenceva i Belogo morey. Informacionnaya sistema monitoringa dolzhna stroit'sya na gorizontal'nyh svyazyah mezhdu postavschikami i pol'zovatelyami informacii.

Keywords:
monitoring, coastal zones, climate, pollution, ecosystems, information system
Text
Прибрежным зонам морей присущ ряд особенностей, во многом определяющих требования к организации и проведению комплексного мониторинга окружающей среды. В них обычно повышены плотность населения и концентрация хозяйственной деятельности, как наземной, так и морской, поэтому запросы на мониторинговые данные многочисленны и не всегда согласованы. Прибрежные зоны отличаются высокой пространственно-временной изменчивостью показателей состояния природной среды, разнообразием экологических ниш и биоценозов, источников и уровней загрязнения наземной и морской среды. Физико-географическое районирование побережий обычно не совпадает с административным, что осложняет организацию мониторинга на приморских территориях и морских акваториях. Действующая общегосударственная система мониторинга включает наземные подсистемы с высокой степенью регламентации и сетью регулярных наблюдений (гидрометеорология, контроль загрязнения среды). Биологический мониторинг на суше привязан к административным единицам и охраняемым территориям. На федеральном и региональном уровнях организован сбор информации об использовании природных ресурсов, нагрузках на природную среду, демографических показателях и состоянии здоровья населения. В морском мониторинге эти походы выдерживаются менее строго. Специфика прибрежных зон существенно сказывается на организации и результатах климатического мониторинга. Вследствие сложной морфометрии побережий (бухты, фьорды, мысы, бары, лагуны) и особенностей наземного и донного рельефа наблюдения морских гидрометеорологических станций отражают скорее микроклиматические особенности, чем фоновые условия. Это особенно наглядно в отношении климатических данных о ветре и волнении, характеристики которых резко переменны на расстояниях порядка нескольких километров. Местные особенности в значительной степени определяют ледовый и уровенный режим отдельных участков побережий. Условия открытого моря намного более однородны по всем климатическим показателям, однако в прибрежных зонах градиенты большинства характеристик резко обострены. Различия в температурном, ветро-волновом и ледовом режиме в зависимости от удаления от берегов могут иметь большое значение для мореплавания, строительства и эксплуатации буровых платформ, марикультуры. Прибрежные воды обычно не охвачены регулярными морскими экспедиционными съемками. Разрыв между сетью береговых станций и стандартными океанографическими съемками в глубоководных районах может быть восполнен путем размещения стационарных океанографических буев. Такие наблюдения в небольшом объеме проводились в Баренцевом море еще в 90-е годы, однако по ряду причин этот опыт не получил развития. Стационарные буи требуют дорогостоящего специализированного обслуживания, чувствительны к природным и антропогенным воздействиям, во многих районах их установка лимитирована судоходством и другой морской деятельностью. Сведения о загрязнении прибрежных зон собираются фрагментарно и не дают сколько-нибудь полной картины. Как правило, имеются сведения о суммарных промышленных и бытовых сбросах в прибрежных городах, данные об уровнях загрязнения в замыкающих створах крупных рек. Однако сбор данных о загрязнении прибрежных вод слабо упорядочен, а загрязнение донных осадков изучается лишь эпизодически, в рамках отдельных проектов. Оценки самоочищения и ассимиляционной емкости морских вод затруднены из-за недостатка данных о морских течениях и водообмене, а также недоступности оперативной информации о речном стоке. Дистанционное зондирование в настоящее время стало главным источником данных о ледяном покрове, температуре поверхности моря, некоторых показателях загрязнения морей (нефтяных пленках и шлейфах, мутности вод). Важным их достоинством является обзорность - возможность синхронного охвата больших морских пространств. Однако применительно к прибрежным зонам со сложной морфометрией это означает низкую разрешающую способность и практическую невозможность синхронизировать дистанционные данные с наземными наблюдениями, выполняемыми в синоптические сроки. Кроме того, все показатели среды, измеряемые со спутников, характеризуют только поверхность воды или интегральные показатели водной толщи, тогда как результатом судовых наблюдений являются послойные данные. Биологическиq мониторинг, как наземный, так и морской, отличается многочисленностью объектов и показателей, разнообразием методов наблюдений и слабой их упорядоченностью в пространстве и времени. В прибрежных зонах он должен быть организован как комплекс наземных, морских глубоководных и литоральных наблюдений. Необходимо также согласование тематических подсистем мониторинга: научной (работы академических институтов и вузов), биоресурсной и природоохранной. Социально-экономический и медико-демографический мониторинг применительно к прибрежным зонам менее специфичен. Качество информации зависит от полноты и достоверности данных государственной статистики. Наиболее важные погрешности связаны с недостатками и частыми изменениями методологии статистического учета, а также слабым пространственно-временным разрешением (во времени - год, квартал, в пространстве - в границах субъектов Федерации). Все эти проблемы должны приниматься во внимание при разработке региональных информационных систем мониторинга (который является обязательной составляющей комплексного управления прибрежными зонами). Оптимальным вариантом является выделение прибрежной зоны по экосистемному принципу. Так, в качестве одного из приоритетных объектов может рассматриваться прибрежная зона Белого и юго-западной части Баренцева морей (от Мурманского берега до мыса Канин Нос). С позиций физической географии это единая область, принадлежащая к экосистеме Баренцева и Белого морей. По административному районированию она делится между тремя регионами, в каждом из которых мониторинг проводится местными подразделениями Росгидромета, Минприроды, Росрыболовства и других заинтересованных ведомств. Нет оснований ожидать, что в обозримом будущем этими регионами будет разработана согласованная и дееспособная структура комплексного управления прибрежной зоной. В лучшем случае можно добиваться более скоординированной подачи экологической информации (в частности, в ежегодных докладах о состоянии окружающей среды) и выполнения межрегиональных (для Баренцева моря - также и трансграничных) проектов в этой области. Представляется перспективной организация информационных систем, включающих проведение собственных наблюдений и создание информационных баз силами региональных вузов. Они, в отличие от ведомств, заинтересованы в комплексном сборе данных об окружающей среде и более подготовлены к выполнению сетевых проектов, предусматривающих равноправный вклад участников и доступ к информации (в отличие от ведомств и коммерческих структур, слабо заинтересованных в свободном распространении данных).