Analysis of Possibilities of Application of the Instruments of Regional Development in the Arctic Zone of Russia
Abstract and keywords
Abstract (English):
V poslednee desyatiletie Arkticheskaya zona Rossii vydelilas' v samostoyatel'nyy ob'ekt gosudarstvennoy politiki. Eto predpolagaet vyrabotku novyh podhodov k upravleniyu regionom, napravlennyh na stimulirovanie social'no-ekonomicheskogo razvitiya i realizaciyu krupnyh investicionnyh proektov. V mirovoy praktike dlya etih celey primenyayutsya razlichnye instrumenty regional'nogo razvitiya, sozdayuschie l'gotnye, osobye usloviya hozyaystvennoy deyatel'nosti. V stat'e avtorami proanalizirovany vozmozhnosti primeneniya osobyh rezhimov hozyaystvennoy deyatel'nosti v Arkticheskoy zone Rossiyskoy Federacii na osnove ocenki effektivnosti ih realizacii na territorii Rossii.

Keywords:
Arctic zone of the Russian Federation, socio-economic development of the Arctic zone of the Russian Federation, special economic regime, public administration
Text
Арктическая зона России является регионов с уникальным статусом и специфической системой правового регулирования. Уникальные природно-климатические и физико-географические факторы, определяющие условия хозяйствования в Арктике требуют нестандартного подхода к регулированию хозяйственной деятельности в регионе. Однако, на наш взгляд, «механизм государственного регулирования по отношению к АЗРФ должен быть принципиально иным, основанный на особой роли территории» [3]. В этой связи актуальность приобретают вопросы применения особых режимов хозяйствования в арктических регионах, что будет способствовать созданию условий для привлечения инвестиций для реализации крупных социально-экономических проектов, которые в свою очередь, будут формировать «точки роста» в Арктической зоне России. В мировой практике распространено в качестве инструментов регионального развития использование механизмов установления особых (преференциальных) режимов хозяйствования, дающих преференции и льготы резидентам в пределах определенной территории. В России к подобным режимам можно отнести особые экономические зоны, зоны территориального развития, территории опережающего социально-экономического развития и режим свободного порта Владивосток. Кроме того, существуют и применяются инструменты отраслевого или функционального зонирования в виде разного рода промышленных и инновационных площадок, таких как индустриальные парки, технопарки и кластеры. Анализ практики применения преференциальных режимов на территории России позволяет сделать следующие выводы. Наиболее распространенный в мировой практике режим свободной (особой) экономической зоны (ОЭЗ), нацеленный на стимулирование внешнеэкономической деятельности и, как следствие, социальноэкономического развития, за все время своего существования в России не показал задуманных результатов. Из 21 ОЭЗ, действующих в настоящее время, только 4 демонстрируют положительную динамику развития не только за последние 5 лет, но и на всем протяжении своего существования [1]. Можно полагать, что успешность такого небольшого числа ОЭЗ основывается преимущественно не столько на предоставляемых льготах, а на тех условиях, в которых они были созданы. В первую очередь, это удачное географическое положение, достаточно развитая инфраструктура, наличие выхода к железнодорожным, автомобильным и водным путям. Вместе с тем, без налоговых и таможенных льгот, предоставляемых в рамках ОЭЗ, деятельность большинства резидентов станет убыточной. Опыт создания ОЭЗ в Арктической зоне России - портовая особая экономическая зона в Мурманской области - оказался не очень успешным. В ней так и не появилось ни одного резидента, в следствие чего ее существование было досрочно прекращено. Среди основных причин, приведших к такому результату, можно отнести: высокий инвестиционный порог вхождения резидентов в ОЭЗ, вопросы пользования и распоряжения земельными участками, ограничения на виды деятельности в ОЭЗ, низкий уровень развития необходимой инфраструктуры. В 2011 году был введен новый инструмент регионального развития - зона территориального развития. За 7 лет существования он пока не дал никаких результатов, поскольку данный режим не используется региональными властями. Относительно режимов ТОР и Свободный порт можно констатировать, что на данный момент прошло слишком мало времени от начала их реализации, поэтому судить об их эффективности преждевременно. Помимо указанных, в России применяются и отраслевые инструменты территориального развития, направленные на стимулирование промышленного производства и внедрение инноваций - индустриальные (промышленные) парки, технопарки в сфере высоких технологий и кластеры, которые также можно подразделить на промышленные и инновационные. В настоящее время только инновационные кластеры демонстрируют позитивный экономический эффект. Один из таких продуктивных кластеров создан в АЗРФ в 2012 году - Судостроительный инновационный территориальный кластер Архангельской области. За время существования кластера объем промышленного производства в судостроении вырос на 1,4%, а объем совокупной выручки участников кластера в 2,2 раза. В целом, согласно российскому законодательству не существует каких-либо ограничений на применение того или иного режима хозяйственной деятельности в АЗРФ. Вместе с тем, на территории АЗРФ действуют региональные меры поддержки хозяйственной деятельности, которые, как показывает анализ, являются достаточно стандартными, как и в других регионах страны. Но самое главное, что действующие льготные меры сопоставимы с предоставляемыми в рамках особых режимов хозяйствования преференциями. В заключение можно сделать следующие выводы относительно возможности применения инструментов регионального развития на территории арктических субъектов РФ. Устанавливаемые льготные режимы в части предоставляемых налоговых льгот несущественным образом отличаются друг от друга. Основное отличие заключается в сроке действия, а также в минимальном инвестиционном пороге для будущих резидентов, существенным образом сказывается на количестве потенциальных резидентов. Важным представляется, что каждый из инструментов территориального развития должен иметь свое назначение, целевую функцию. Только при таком условии, они будут иметь результат и будут эффективными. В настоящее время, можно полагать, что четкого разделения между указанными механизмами не прослеживается. Кроме того, можно полагать, что выделение территорий в пределах АЗРФ с более благоприятными условиями хозяйствования может привести к перетоку населения именно в эти ареалы развития, что еще больше усилит обезлюдение территорий и неравномерность социально-экономического развития субъектов АЗРФ. Не менее важным является вопрос распространения положительных экономических эффектов за пределы территорий с особым режимом хозяйственной деятельности, что в настоящее время законодательно не предусмотрено. Подводя итог, можно заключить следующее, что в отношении Арктической зоны России «необходим переход к новой модели развития этого региона, основанной на комплексном, территориальном принципе государственного управления» [2]. Принятие такого решения и установление особых режимов в АЗРФ должно базироваться на экономических расчетах, учитывающих бюджетную нагрузку и объемы выпадающих налоговых поступлений для бюджетов всех уровней.
References

1. Za 10 let OEZ tak i ne stali deystvennym instrumentom podderzhki ekonomiki / Press-reliz Schetnoy palaty RF ot 4 aprelya 2016 g. [Elektronnyy resurs]: sayt Schetnoy palata RF URL: http:// audit.gov.ru/press_center/news/26369 (data obrascheniya 10.07.2017 g.).

2. Lipina S.A. Analiz instrumentov gosudarstvennoy podderzhki predpriyatiy gornopromyshlennogo kompleksa Arkticheskoy zony Rossii / S.A. Lipina, L.K. Bocharova, L.A. Belyaevskaya-Plotnik // Zapiski Gornogo instituta. 2018. T. 230. S. 000-000 DOI: 10.25515/ PMI.2018.2.000.

3. Mehanizm soglasovaniya gosudarstvennoy, regional'noy i korporativnoy innovacionnoy politiki v Arktike / Nauch. red. Cukerman V.A. - Apatity: KNC RAN, 2016. 135 s. URL: https://elibrary.ru/ item.asp?id=27479967 (data obrascheniya 21.07.2018 g.)

Login or Create
* Forgot password?